КВАРТЕТ

КВАРТЕТ       Памяти  литературных переводчиков, репрессированных в годы Большого террора       Альт   Веки дрожат, сон тает, просыпаюсь, просыпаюсь, почти проснулся. И последнее видение – огромный разинутый рот и зубы. Особенно зубы. Что-то в них омерзительное, непристойное. Пытаюсь понять, чье лицо. Невозможно. Лоб, нос,  глаза, щеки – всё съедено тенью. Только…


Найти Платоныча

Найти Платоныча   Наше знакомство было непродолжительным, с тех пор прошло много лет, и я почти забыла о Платоныче; но сегодня, когда судьба с такою определенностью ответила на все его «проклятые вопросы», наверное, следует вспомнить. Нет, никакой это не долг чести, ничего я ему не должна. Разве что вместе со всем моим поколением.


Зальцбург

ЗАЛЬЦБУРГ   Дождь обернулся ливнем, два метронома на лобовом стекле ускорили темп – теперь они двигались в andante mosso, ритме бодрого шага, попутно разгоняя целые вёдра небесной воды.


Проникновение

ПРОНИКНОВЕНИЕ   На аукционе Сотбис за полмиллиона фунтов. Да, знаю, читал в газетах: «Ночью в лесу» кисти знаменитого Turine, из коллекции Липатьева». Запах дорогих духов, шорох дорогих шмоток, смокинги, шелк, сдержанный гул: «Ах, магия, ах, русский гений». На аукционе Сотбис, недавно. «Известный коллекционер господин Липатьев приобрел ещё в восемьдесят третьем году»


Старый художник

СТАРЫЙ ХУДОЖНИК   «Полкило ветчины», – сказал он с нарочитой небрежностью,  словно покупка эта была для него обычным делом; и, глядя, как сноровистые женские руки отрезают розовое, нежное, с влажной белой каймой, и заворачивают в тонкое матовое хрустящее, подумал: вот Лёнечка удивится, что ему папа принес. И непременно обрадуется Лёнечка. По спине, по рукам побежали…


Легенды и мифы древних земблян

ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ ДРЕВНИХ ЗЕМБЛЯН,   или   НЕМНОГО ПОСТМОДЕРНИЗМА   Когда в Зембле[*] произошла страшная Катастрофа, когда вся Зембля стоном стонала, а по ее земле потекли реки крови, они – немногие счастливцы – сумели бежать и спастись.


Неутомимая ловкость сознания

НЕУТОМИМАЯ ЛОВКОСТЬ СОЗНАНИЯ   Так уж вышло, что в мае 2008 года я несколько дней провела в Суздале. Странный это городок – в нем будто даже не два, а три параллельных мира. Первый – вполне себе современный мир турбизнеса, за счет которого здесь и живут. И тут же, стоит отойти на сто метров (не больше)…


Когда у нее были дети

Когда у нее были дети   Мы с Мариной гуляем возле заброшенного стадиона, на задворках больницы. Кругом пыльные кусты, сорная трава и какой-то мусор: осколки бутылок,  битая щебенка, окурки, смятые пластиковые стаканчики, – неподходящее место для прогулок. Но мы, «заключенные» женского стационара, рады и этому – далеко уходить не разрешается, да и куда уйдешь в…


Два «Ильича»

Из цикла «От первого лица второго плана»   По этическим соображением автор может позволить себе обнародовать лишь несколько рассказов этого цикла.   Два «Ильича»   Когда зимой девяносто пятого года Тамара решила отметить трехлетний юбилей нашей так называемой кинокомпании (а на самом-то деле – всего лишь дубляжной студии), вопрос о выборе места не стоял –…


Невозвратимость

НЕВОЗВРАТИМОСТЬ   В последнее время не проходит и дня, чтобы я не думала о них. А это значит – они меня не отпускают. Я перед ними в долгу, в том долгу, который никто никогда не явится взыскать, но который душа – самый строгий кредитор – за собой знает, помнит и сама себе не прощает. Сколько…